Окружной админсуд Киева отменил национализацию «Приватбанка». Игорь Коломойский ранее заявлял, что хочет от Украины компенсации в два миллиарда долларов за этот банк. Что вообще происходит с «Приватом» и чем это может закончиться – в материале 24 канала.

В том, почему вдруг украинцы могут заплатить олигарху очередные миллиарды долларов и что это будет означать для Украины – разбирались журналисты 24 канала.

С чего началась история с «Приватбанком»?

Из того, что «Приватбанк», который обслуживал более половины украинских транзакций и половину всех платежных карт, выпущенных в Украине, национализировали. В конце 2016 года владельцем 100% акций банка стало государство в лице Министерства финансов Украины.

Так случилось потому, что предыдущие владельцы банка – бизнесмены Игорь Коломойский и Геннадий Боголюбов – годами вели не очень взвешенную политику. Из-за этого, как объяснили в НБУ, банк потерял капитал, а 97% кредитов выдавал компаниям, связанным с его акционерами, которые возвращать эти средства не планировали.

Когда в 2016 году был выявлен дефицит регулятивного капитала в размере 146,4 миллиардов гривен и стало очевидно, что руководство банка условия Плана реструктуризации не выполняли, НБУ был обязан признать «Приватбанк» неплатежеспособным. Впоследствии его можно было вывести с рынка согласно с положениями закона о Фонде гарантирования вкладов физических лиц. Однако, крах такого системно важного банка, как «Приватбанк», угрожал всей финансовой системе и экономике. Поэтому дешевле было его национализировать.

В самом банке все обвинения о невзвешенности собственной политики отвергали и объясняли необходимость национализации «информационными атаками», которые привели к оттоку средств.

Как отметил финансовый аналитик компании ICU Михаил Демкив, сам процесс национализации, с точки зрения клиентов банка, прошел на удивление гладко. Удалось обеспечить непрерывное обслуживание операций клиентов, за исключением короткого периода, когда были недоступны транзакции юридических лиц, которые проверяли на предмет инсайдеров. После этого между Украиной и бывшими владельцами «Привата» начались длительные выяснения отношений. В том числе – через суды.

В начале 2018 года результаты независимого расследования компании Kroll подтвердили, что «Приватбанк» был объектом масштабных и скоординированных мошеннических действий, как минимум, в течение десяти лет до национализации, что привело к причинению банку убытков в размере 5,5 миллиардов долларов.

Видео презентации результатов расследования смотрите здесь:

В июне 2018 года НБУ подало судебный иск в Швейцарию на Коломойского за неисполнение им обязательств по предоставленным в 2016 году личным поручительствам по кредитам рефинансирования, выданных «Приватбанку» в период между 2008 и 2015 годами. Поскольку все попытки НБУ урегулировать вопрос погашения Коломойским задолженности по кредитам оказались безуспешными, центробанк 18 декабря 2018 года подал в первую инстанцию суда Республики и кантон Женевы иск против Коломойского на общую сумму 6,64 миллиардов гривен. Коломойский, в свою очередь, решил попытаться отменить национализацию банка, подав в начале 2019 года десятки судебных исков.

Смотрите также видео проекта VoxUkraine о том, была ли национализация правильным решением

Кто заплатил за докапитализацию «Привабанка»?

Простые украинцы – деньги на докапитализацию выделили из государственного бюджета. Банк начали спасать через вливания дополнительных 150 миллиардов гривен. Делало это государство через выпуск гособлигаций, которые взял на баланс Нацбанк.

Почему Коломойский решил, что украинцы должны ему еще 2 миллиарда долларов?

Невозможно объяснить однозначно.

Сам Коломойский в интервью заявил, что «Приватбанк», как явление, ему не нужен. «Но там лежало два миллиарда долларов капитала. Пусть вернут – и нет вопросов», – сказал он. При этом олигарх настаивает, что он в этой ситуации является жертвой, которую ограбили.

Почему именно речь идет о такой сумме – тоже не ясно, поскольку на момент национализации, по данным НБУ, у банка не было такого капитала.

При этом сам он должен еще около 5 миллиардов долларов. Это – те деньги, которые мы заплатили, чтобы «Приватбанк» выжил. Однако этот нюанс Коломойский тактично обходит в своих заявлениях.

Заплатим ли мы ему эти деньги?

Все будет зависеть от того, позволит ли политическая ситуация реально добиться судебного решения по компенсации. Если предположить, что Владимир Зеленский станет президентом, если предположить, что он действительно зависим от Коломойского, то вполне можем предположить, что политическая ситуация будет благоприятной для Коломойского. Это будет означать, что таки заплатим.

Советник кандидата в президенты Владимира Зеленского, бывший министр финансов Украины Александр Данилюк (который, собственно, и реализовал проект национализации «Приватбанка») по этому поводу написал, что отдельно говорил с Зеленским о банке.

«Конечно инициировал и вопрос национализации «Приватбанка» и связей с Коломойским. Получил ответ, что не для того идет в президенты, чтобы возвращать «Приватбанк». Надеюсь, это был искренний ответ», – написал он.

Но, во-первых, был ли ответ искренним – проверить невозможно. Во-вторых, Коломойский и не хочет возвращать банк себе, он хочет еще денег. А это – уже совсем другая история.

Как это полвияет на наши вклады?

Никак. Вообще. Как пояснил 24 каналу аналитик Андрей Вигиринский, даже если Коломойский и получит какое-то решение в свою пользу о выплате компенсации, то выплачивать ее будут не за счет вкладчиков, а за счет новых акционеров банка.

Вкладчикам об этой истории думать вообще не стоит в негативном смысле. Речь идет о том, что во время национализации произошло следующее: средства акционеров были переведены в капитал банка. Получается, что, с точки зрения Коломойского, деньги, которые он вложил в капитал или в имущество банка, или деньги, которые были на его счетах были, по его мнению, забраны. Поэтому его позиция такова: банк мне не нужен, но то, что вы переводили в капитал – верните. Они судятся. Несколько сотен исков, которые были инициированы бывшими акционерами, рассматриваются в судах. От тех, кто имеет депозитные счета в «Приватбанке», здесь ничего не зависит. Их деньги защищены Фондом гарантирования вкладов,
– подчеркнул он.

Впрочем, экономист Сергей Фурса считает, что определенным образом решение в пользу Коломойского все же повлияет на экономический статус украинцев.

При чем тут обнищание?

Оно тут – не напрямую, но очень касается наших экономических перспектив. Во-первых, по словам Фурсы, если политическая ситуация в Украине будет столь благоприятной для Коломойского, рассчитывать на то, что мы получим от него компенсацию за деньги, которые потратили на спасение «Приватбанка», не стоит.

Во-вторых, ситуация вокруг «Приватбанка» – именно тот риск, который может проявиться в сотрудничестве с МВФ.

Мы знаем, что господин Коломойский выразил желание признать национализацию «Приватбанка» незаконной. Однако национализация «Приватбанка» была критически важным условием в сотрудничестве с МВФ,
– подчеркнул экономист.

Поэтому откат этого процесса назад будет означать отказ МВФ от дальнейшего сотрудничества с Украиной. Это может стать настолько болезненным для украинской экономики, что каждый украинец почувствует такие изменения на себе.

Что будет с «Приватбанком» после решения суда?

Окружной административный суд Киева 18 апреля признал национализацию «Приватбанка» незаконной. Согласно решению суда, процедура вывода неплатежеспособного ПАО КБ «Приватбанк» с рынка с участием государства нарушает нормы действующего законодательства.

Стоит ли волноваться вкладчикам? Нет. Кандидат экономических наук Валентина Лебедева объяснила, что никаких последствий для клиентов не будет – так же, как их не было при национализации. Вполне вероятно, что банк реприватизируют, то есть продадут частным лицам. Но деньги, вложенные государством, останутся в банке.

При этом людям, которые хранят деньги в «Привате» или которые получают там пенсии или зарплаты – волноваться не о чем, убеждена специалист.