Социологи в СССР не задавали вопрос: той ли дорогой идём, так как ответ на него был в гимне: «Сквозь грозы сияло нам солнце свободы, / И Ленин великий нам путь озарил. / Нас вырастил Сталин – на верность народу / На труд и на подвиги нас вдохновил». Путь тех, кто в этом сомневался, тоже был известен – на Колыму.

Это если повезёт, а можно было и до Колымы не доехать. Путь без вариантов: «Наш паровоз летит вперёд, / В коммуне остановка. / У нас другого нет пути / В руках у нас винтовка». Всё, прения и обсуждения закрыты. Никаких уклонений от линии партии. Запрещено даже смутное недовольство и брожение ума в стиле волжских бурлаков: «»Солнце всходит и заходит, / А в тюрьме моей темно, / Дни и ночи часовые / Стерегут мое окно», воспетое Горьким и Шаляпиным. Всё, революция сделана, раз и навсегда. Больше революции не будет, только сплошное счастье от сделанной в 1917 г.

От такой безреволюционной безысходности и бесперспективности загрустило уже поколение 1930-ых, что поздно родилось. В Кремле поняли, с этим надо что-то делать и разрешили строго дозированную революционную романтику в двух вариантах. Первый, на экспорт, где можно заодно исполнить и интернациональный долг. Второй, погружение в изучение основ марксизма-ленинизма, чем можно заниматься вечно, как и изучением «Библии», и без последствий. Выпустить пар у тех, кто лишь по молодости и неглубоко увлечены эмоциями перемен, должен был Кобзон, поющий с приклеенной бородой «Куба, любовь моя» в окружении симпатичных комсомолок. Комсомолки в этом миксе важнее Кобзона и Кубы, поскольку брак и дети очень быстро задвигают мировую революцию на антресоль. Это знали ещё апостолы Пётр и Павел, поэтому быстро перешли от семейных общежитий к практике женских и мужских монастырей.

Самым забавным было то, что бесчисленные памятники Ленина с поднятой рукой не имели чёткой ориентации в пространстве, в отличие от церквей, и памятников Богдану Хмельницкому, который как компас воинственно показывает булавой на север и Москву. В Киеве Ленин стоял напротив Бессарабского рынка и никуда рукой не указывал, чтобы не быть заподозренным в симпатиях к рыночной экономике и уклонизме в НЭП.

После того как СССР в 1991 г. распустили, социологам разрешили приставать ко всем с вопросом: той ли дорогой идём, товарищи? После революционной волны 2014 г. они этот вопрос задают с особой настойчивостью и советской неконкретностью. Если забыть про заказчиков, ждущих ответа: не туда идёте, то это абсолютно нормально для демократий. Это в автократиях все уже пришли и стоят по стойке «Смирно» или маршируют на месте. В демократиях все куда-то постоянно идут, и не просто идут, но ещё спорят и ругаются. Демократии – это вечное движение с привалами для передышки и многими вариантами маршрута.

Американцы и британцы 250 лет спорили: у кого демократия лучше. На что Черчилль иронично говорил, что в США всегда выбирают правильное направление политики, после того, как перепробуют все неправильные. Украинцам с 2004 г. из Москва гневно орут: не туда и не так идёте. С 2014 г. орут особенно «по-братски» и лезут грязными руки. Но при этом половина РФ, включая и орущих, завидует, что в Украине есть выбор, варианты и 45 кандидатов в президенты, а действующий президент придёт на дебаты во втором туре. В отличие от РФ, где за 20 лет он ни с кем не дебатировал, так как второй тур в невозможен. Самая большая интрига выборов в России, – кому разрешат идти в президенты. В Украине так себе интрига, – кто ещё снимется, большая интрига – кто выйдет во второй тур, и самая огромная – кого выберут. Осенью при выборах в Верховную Раду тоже будет много неизвестности, в отличие от выборов 2021 г. в Госдуму с её вечными четырьмя партиями как подотделами ФСБ.

В автократиях царь, вождь и партия раз и навсегда знают куда идти и чего хочет народ, поэтому им спрашивать людей без надобности. В СССР это даже записали в конституцию в статье о руководящей и направляющей роли партии. В демократиях любого уровня, в том числе и не в очень устоявшейся, как в Украине, партии каждые пять лет обращаются за одобрением своих «маршрутных листов». Если жульничали, то вылетают. Если жульничают и упорствуют, то их выносят, как вынесли регионалов с довеском из отпетых мошенников коммунистов, за то, что в маршрутном листе они указали ЕС, а гребли в «Таёжный союз». Но в России «партия жуликов и воров» бессменна и вне подозрений. В Украине отдельные кандидаты в президенты уже начали нервно дергаться и блокируют Гройсмана в Кабмине и в Верховной Раде, так как знают, если продолжится движение выбранным курсом, то осенью их партии могут навсегда исчезнуть из её политического ландшафта.

Подобный нервный тик, как и наличие в Верховной Раде разных симулякров, похожих на партии, явление неизбежное при переходе от автократии к демократии. Неизбежное, поскольку демократии не посылаются Небом или Госдепом США за примерное поведение или за страдания. Они возникают в процессе и из наличного материала. Государство при демократиях в этом смысле лишь продолжение общества, в отличие от автократий, где оно стоит над ним как диктатура пролетариата. Так как Украина – это пока ещё общество переходного типа и без устоявшихся традиций демократии, то и явка на президентские выборы выше, чем на парламентские. Многие по привычке полагают: достаточно избрать правильного президента, а он назначит везде правильных начальников. В случае чего, спросим с него. Эта схема работала в малых коллективах типа племени, но в стране с 42 миллионами жителей она принципиально не работает и не будет работать. Тем более, в условиях демократии с её децентрализацией и разделением власти между всеми. Поэтому парламентские и местные выборы важны не меньше, чем президентские, а в чём-то и больше. Великий герцог Люксембургский, может и следит за ремонтом дорог везде в этом полумиллионом городе-герцогстве, но президент Украины не осмотрит все её дороги даже за пять лет. Так что, если кандидат в президенты обещает починить все дороги, то он или прикалывается, или путает должности мэра и президента.

В демократиях все партии и кандидаты в президенты вынуждены убеждать избирателя, что они не просто хорошие, а лучше, и поэтому вынуждены знать наверняка, что нравится тем. Так как всем понравится нельзя, тем более сразу, то приходится концентрироваться на самых больших группах и самых актуальных проблемах. Помочь узнать, чего хотят избиратели, помогают социологи, а как выглядеть, что делать и что говорить, чтобы им понравиться, помогают имиджмейкеры и политтехнологи. Особенно, если кандидат в депутаты или президенты совсем никакой. Некогда всех очень повеселили кадры, как Кернис с имиджмейкерами делал из Добкина политика и оратора, и учил того говорить. Внешний вид и манера держаться тоже важны, поэтому Януковича стали зачесывать под Пола Манафорта.

В истории Украины апробировали уйму таких технологий. Самая популярная среди них – «Честные и бедные». Грандиозный провал её произошел в 2016 г., когда нынешних нардепов впервые заставили заполнить электронные декларации. В шоке были все, а не только нардепы. Особенно, когда все узнали, что самый крутой борец за демократию и журналист якобы занял на покупку квартиры полмиллиона баксов. Другой борец выиграл якобы миллион в лотерею. Можно было надеется, что после это играть в игру «Честные и бедные» перестанут, но оказалось, некоторые упорно цепляются за эту политтехнологию.

Другая очень популярная, но надоевшая технология «Профессионалы и реформаторы». Несмотря на многочисленные провалы, она тоже остаётся в моде. В 2004 г. она распалась на противостояние «реформаторов» и «профессионалов». Победили «реформаторы», но мало что реформировали. Систему ЖКХ не тронули совсем, если не считать создания сверху разных ОСББ, из которых 90% нежизнеспособные и затратные. В итоге реформы в ЖКХ, и не только в нём, удалось начать лишь после Майдана 2014 г. Теперь кое-кто из тех «реформаторов» уже в стиле «профессионалов» обещает всем бесплатный газ, воду и свет. «Профессионалы», сменившие в 2010 г. обанкротившихся «реформаторов», тоже тарифы в ЖКХ не снизили, и умели только профессионально кошмарить всех. Впрочем, одну новацию они всё-таки сделали, – стали продавать среди своих должности судей, полицейских, директоров госпредприятий, начальников ЖЭКов и врачей.

Вчера Юрий Бойко даже обратился к экс-реформаторам с предложением объединить усилия в новом союзе «Реформаторов и профессионалов», что в общем-то и логично. В другой половинке «Оппоблока» теперь могут вешаться, как говорили в советской армии. Особенно Евгений Мураев, что не в пользу тех снялся, и теперь Бойко, а не ему пожимает руку Дмитрий Медведев.

Технология «Робин Гуд и благодетель» тоже по-прежнему в моде, несмотря на то, что её изобретателей, – коммунистов, принудительно вывели из политического оборота. Но коммунисты и социалисты и раньше жаловались, что буржуи постоянно тырят у них эту технологию, и её никак не удаётся запатентовать только за кем-нибудь из них. Это для них как наказание, за то, что в 1917 г. стырили аграрную программу у эсеров.

Политтехнологического креатива пока мало, он есть только у Владимира Зеленского, но слишком эклектичный. Такая себе смесь из «Противсіх», Робин Гуда, «Чего изволишь, господин народ?», и разумеется, «Бедненько, но чистенько». Как же без этого. С идеями у него действительно бедно. Ход «Напишите мне программу, а я её выполню», может кого-то и подкупает своей детской непосредственностью, но нормальный человек привык, что политик должен сам выходить на него с предложениями. Иначе это выглядит как вопрос врача к пациенту: «Скажите, милейший, что у вас болит и чем бы вы хотели, чтобы я это лечил? Может вам руку отрезать, сейчас это модно».

Отчасти Зеленский напоминает Лёню Черновецкого. Тот тоже креативил в таком стиле – песенки пел, завиральные идеи втирал, старушек обнимал, как самую влиятельную часть электората, и даже брошюру «Исповедь мэра» с советами как разбогатеть с «нуля» издал. У него ещё был закадычный друг Сандей, переехавший в Киев из Африки, чтобы донести учение Христа в правильной и своей интерпретации. Некоторые Лёню-Космоса в Киеве тоже считали прикольным и поэтому голосовали за него.

Зеленский действительно прикольный миляга. Прикольней Лёни-космоса однозначно. Умней одесского Дарта Вейдера и всех его клонов. Видео концертов с Зеленским можно постить как котиков. Но Украине, в отличие от США и Канады, ещё рановато котиков не только в президенты, но даже в мэры выбирать. Выбирать президентом мрачного клоуна из нескольких его двойников, – это удел россиян. Если в Украине на пятом году войны и революционных реформ в президенты может пройти Вова Зеленский, это означает лишь одно, – её народ не победить, так как у него есть чувство юмора. Главное, чтобы два Вовы потом не сговорились между собой о разделе Украины на двоих и кусочек Вите Орбану по приколу.

Политика не грязное дело, в ней просто пока крутится слишком много грязных людей и грязных денег. Но это неизбежность во время транзита от автократии к демократии. Через это прошли в своё время и Великобритания, и США. Украина из-за войны и накопленного опыта, надеюсь, пройдёт этот путь быстрее их. Главное, не потерять сейчас то хорошее, чего с таким трудом и кровью уже достигли. Если в кои веки с президентом повезло, что и в США случается не часто, то не стоит спешить отказываться от использования его ещё до окончания десятилетнего гарантийного срока. Не каждый приличный человек согласится работать президентом, тем более за 900 баксов в месяц.