Connect with us

Колумніст24

Колумніст24

Війна

«Изоляция»: как россияне организовали концлагерь для украинцев в центре Европы (18+)

Немного фактов о российском  концлагере в Донецке. Материал Романа Мирою.

Факт существования российского концлагеря в Донецке на сегодня неоспорим. На территории оккупированного российско-бандитскими оккупационными корпусами Донецка находится действующий российский концлагерь. Адрес тюрьмы смерти – г.Донецк, ул. Светлого Пути №3.

Да, это реальность, в 2019 году в восточной Европе есть русский “Освенцим”, в нём на деньги российских нефтяных и газовых корпораций, а также на налоги граждан России держат и пытают “особо опасных” для оккупантов украинцев.

Опишу для непосвящённых более предметно, что такое “Изоляция” в оккупированом Россией Донецке, кто и как этот концлагерь охраняет. В СМИ про этот объект в Донецке после 2014 года писали мало, наиболее подробно о нем рассказал блогер Фашик Донецкий. Тем украинцам из Донецка, которые переживают сегодня российскую оккупацию, двухгодичная немецкая оккупация 1941-1943 годов представляется более лёгким приключением “дедов детей войны”.

Тюрьма “Изоляция” – это секретно-режимный объект российских оккупантов на территории бывшего арт-центра. Расположена на промплощадке бывшего завода изоляционных материалов. “Изоляция” это концлагерь, секретная тюрьма ФСБ России
одновременно.

“Изоляцию” охраняют многослойно. С 2014 года нет фактов побега из этого концлагеря. Имеется пара периметров охраны, один наружный,
другой внутренний (скрытный). Наружный периметр забора охраняет “республиканская гвардия ДНР”. До ликвидаци главаря “ДНР” А.Захарченко
эта структура была его личной армией. Внутренний периметр скрытно охраняют так называемые “МГБ ДНР” и “северные люди” – русские специалисты ФСБ или ГРУ. В производственном цехе стоит военная техника.

В подсобных помещениях устроены камеры-казематы для пленных. На территории концлагеря также находится учебный центр “МГБ ДНР”, где московские кураторы из ФСБ России обучают местных пособников оккупантов методам ведения допросов и основам оперативно-деверсионной работы против Украины.

Если пленного транспортируют за пределы концлагеря “Изоляция”, то, по требованию кураторов из России, останавливать этот транспорт, досматривать, проверять документы никто не имеет права в пределах российской оккупации. Допросы пленных, физическое воздействие пытками, подготовку к транспортировке в Россию или на расстрел осуществляют в бывшем машинно-компрессорном отделении завода.

 

Для того чтобы “сломать” морально узника или “заставить говорить”, людей помещают в специально оборудованное отдельное помещение спецпыточной. На заводе это было техническое помещение заводских электрокаров-погрузчиков. После прохождения пленным процедуры допроса с пристрастием человека, в зависимости от физического состояния, работники концлагеря определяли куда его дальше… В камеру? В больничку? На кладбище?..

 

Местные пособники российских оккупантов, охраняющие наружный контур ограждений концлагеря, вообще не знают, что происходит на охраняемой ими территории. Конечно, они догадываются, что там не вилла с басейном и лебедями, но предпочитают меньше знать – целее будешь…

Толстые стены производственных цехов не пропускают звуки, значит всё шито-крыто. Задача тупая – охрана периметра забора. Уборкой территории и прогулками на воздух пленных занимается местное “МГБ ДНР” или по народному “рашн-гестапо”. Прогулки заключённым разрешены в основном ночью. Вероятно это, какая-то закрытая глухим бетоном секция территории завода.

Из-за действия комендантского часа определить это место на карте не удалось. Риск был бы не оправдан. Любая попытка со стороны пленников привлечь к себе внимание криком, неповиновение работникам концлагеря, попытка побега – стрельба на поражение без предупреждения. Никаких предупредительных выстрелов в воздух или повторных окриков не предусмотрено правилами тюрьмы. Приказ такой дан от кураторов из России. Расстрел на месте и никаких сочувствий.

Пара снайперов посменно осматривает периметр территории концлагеря на скрытных “снайперских лёжках”. По донецким меркам российскую тюрьму смерти охраняют лучше, чем предводителей “ДНР”.

Если посмотреть с ближайшего террикона на территорию завода-тюрьмы и округу, то кажется, что всё тихо, буднично и заброшено, вроде и охраны-то никакой нет. Это ощущение обманчиво. Однако, вероятно, для скрытности своих военных преступлений, так и должно быть по плану. “Их там нет”.

 

Тех, кого увидят рашн-полицаи и смотрящие на терриконе, находящемся рядом с секретной российской тюрьмой, ожидает участь попадания в лапы облавы. Они выезжают по тревоге с территории концлагеря на задержание “укрошпиона”. А может даже снайпер для треннировки просто убьёт вас, и вы типа пропадёте без вести. Сейчас все столбы в городе оклеены листовками о поиске пропавших людей.

Официально для местных жителей завод обозначен закрытым. Однако в “ДНР” это режимная зона со всеми атрибутами секретности и непроникновенности. Были случаи, когда искатели металлолома попадали в руки охранников концлагеря. Они либо исчезли без вести, либо были расстреляны при попытке бегства как потенциальные “укродиверсанты”.

На территории “Изоляции” находятся средства РЭБ России, предположительно “Шиповник” или “Леер” – они заглушают сигналы сотовой связи и сигналы управления квадрокоптерами (это на случай, если кто-то любопытный захочет там хитро “полетать”, поснимать).

У охраны был замечен даже ЗРК “Оса”. Хотя иногда подойти или пройти мимо территории концлагеря “Изоляция” можно. Главное не подавать признаков заинтересованности тем, что за забором. Не задерживаться при прохождении. Внешне днём это обычный закрытый завод. Лишние двери замурованы, тишина почти мёртвая. На территорию один въезд и выезд. Охрана и ворота работают строго по предварительному звонку. Любое другое авто у ворот концлагеря рассматривается охраной как враждебное и берется на прицел моментально. А может быть и просто сразу уничтожено как потенциально опасное.

 

Рота охраны концлагеря “Изоляция” состоит из 2-х взводов (смен) и взвода поддержки по тревоге (он же “взвод облавы”). Внутренний периметр охраняют “северные люди” россияне и “офицеры МГБ ДНР”. Известно, что у них приказ от российских кураторов стрелять на поражение по всем, кто несанкционированно преодолел наружный контур охраны и приблизился к помещениям ближе чем на 10 метров. Также на территории концлагеря, на крыше производственного помещения, оборудованы позиции “доты” из мешков с песком для двух пулемётчиков-наблюдателей. Что делает побег из концлагеря или проникновение на его территорию фактически невозможным.

Постоянно вечером на террикон у концлагеря охрана выставляет пост наблюдения, в местах возможных подходов к террикону установлены растяжки сигнальных шумовых гранат.

В начале 2014 года самыми первыми достаточно известными пленниками концлагеря были директоры рынков Донецка, “Майского” и “Буденновского”.
Был там и директор развлекательного центра “Вирус”. Их захватили в заложники российские “казаки всевеликого войска донского” ради выкупа.

Кого сейчас мучают в застенках российского “Нового Освенцима”, действующего концлагеря на востоке Европы – не известно. Охрана есть, машина убийства работает каждую минуту. Вы прочли текст, за это время кого-то там или расстреляли, или запытали, или привезли для допроса. Помните про это, живя в свободных от русского неофашизма территориях.

Свидетельства прошедших застенки российской “Изоляции” ужасают немотивированной жестокостью и садизмом  методов допроса.

Художник из Донецка Сергей Захаров провел в заключении у российских оккупантов  полтора месяца. И на рисунках, которые легли в основу повествования, рассказывается о том, что он пережил. Бесконечные избиения, пытки, когда задыхаешься от недостатка воздуха в не приспособленном для содержания пленников тесном помещении, имитации расстрелов. Вот что он пишет об этом в своей книге.

“Ствол пистолета, направленный прямо в лоб – не самая приятная штука. Особенно, когда палец на курке держит не совсем вменяемый человек, находящийся, к тому же, под воздействием алкоголя. Я читал, что в подобных ситуациях у людей за секунду вся жизнь проносится перед глазами. У меня такого не было. Я смотрел в дуло пистолета и думал, что, если будет выстрел, то мои мозги запачкают всю стену, что была сразу за мною. Некрасиво как-то. Не эстетично…”

 

Я сделал фильм по его рисункам и видео допроса украинцев россиянами. Это моя дебютная проба собственной документалистики.

Захваченный в плен российскими оккупантами корреспондент радио “Свобода” Станислав Асеев  был замечен в застенках российской тюрьмы смерти “Изоляция”. Про него тоже есть свидетельства в фильме.

 

Российский ГУЛАГ в оккупированном Донецке

Я, житель оккупированного Россией Донецка, хочу обратиться к союзникам Украины из ЕС и США. “Многоуважаемые” лорды, виртуозы толерантной демократичности в дипломатии, вы всегда настаиваете на том, что права человека нужно защищать и т.д., но игнорируете или замалчиваете факт организации российского концлагеря “Изоляция” в моем Донецке. Структура этого российского объекта в моём городе аналогична “Освенциму”. Неужели вы так преступно продажны за русские “путенские” нефте- и газодоллары, что готовы не замечать существование аналога
концентрационных лагерей нацистов Второй мировой войны в городе, в котором вы были на трибунах стадионов Евро-2012? Может, уже пора Россию поставить в рамки цивилизованности? Принудить прекратить финансировать неофашистский режим “ДНР” на оккупированной территории Украины, или вы хотите повторения истории возрождения “Третьего Рейха”? В случае с Россией они строят “Нью СССР”, как вам больше нравится… Вы что, забыли, как это было в 20-м веке с Гитлером?

Российская тюрьма “Изоляция” – не единственное место на оккупированной территории Украины, где издеваются над  людьми российские палачи. Вот свидетельства из других “российских лагерей смерти”. Когда читаешь такое,кровь холодеет в жилах и мурашки по коже. “Русский мир”, который вторгся на землю Донбасса, не имеет человеческого облика, не признаёт элементарных  правил человечности, и может конкурировать по жестокости со средневековыми пытками и казнями.

“Меня забирали несколько раз в день в комнату допросов, где приказывали смотреть на пытки над другими. Били двое россиян. К. отрубили три пальца на руке…У него не было левого глаза и были отрезаны все пальцы левой ладони… Комендант по имени “Соловей” лично отрезал мне часть левого мизинца. Сажали меня на стол и били молотками по коленям”, — свидетельство узника, которого держали в здании прокуратуры в Горловке.

“Приехали офицеры ГРУ (Главного разведывательного управления Вооруженных сил Российской Федерации) Сразу перебили мне колени, чтобы не мог ничего им сделать. Во время допросов резали меня ножами по ногам, поэтому был весь окровавлен, и не мог ходить. Все время  били меня, подвешивали за наручники с выкрученными назад руками, сыпали соль на раны.Также закладывали кулек на голову. Тогда я терял сознание”, — свидетельство узника здания администрации в Горловке, где боевики так называемого НКВД ДНР держали гражданских, в том числе, политических заключенных.

“Когда меня привели в подвал, увидел там трупы трех мужчин. Один сидел под стеной, один лежал на животе, другой – на спине. У них были перерезаны горла. Были голыми. Кровь стекала к канализационному отверстию”, — свидетельство узника дома милиции в Горловке. Здесь батальон “Восток” держал гражданских, подозреваемых в украинских симпатиях, а также уголовных преступников.

“На третий день около 5 утра пришел к нам какой-то мужчина в форме. Представился «следователем службы безопасности». Судя по голосу – очень молодой. Он забивал мне под ногти иглы и вырывал ногти”, — рассказ узника Дома телевидения в Донецке, где батальон «Оплот» держал гражданских за проукраинскую  деятельность.

“Приказал мне подойти к решетке и 5 раз пнул меня в грудь так, что я отскочила к стене и не могла дышать… Когда выкручивалась, били прикладами автоматов”, — свидетельство женщины, захваченной боевиками батальона “Восток” за “проукраинские симпатии и шпионаж”.

В здании университета в Донецке батальон “Спарта” держал пленных солдат ВСУ, защитников донецкого аэропорта. Российские оккупанты называли их “киборги”.

Показания узников:

“Двум пленным украинским солдатам дали пистолеты. Сказали, если убьют одного из своих сами, то их отпустят”.

“Зашел поп из Московского патриархата и спросил, зачем мы сюда пришли. Потом бил пленных  деревянным крестом так, что сломал его”.

На 1 декабря 2015 года из плена освободили 2957 человек, сообщала Служба безопасности Украины. По состоянию на 9 февраля 2016 года российские оккупанты и их пособники  удерживают 136 пленных и заложников.

Больше свидетельств именно про прошедших российский концлагерь “Изоляция” читайте здесь.

Друзі. Російська пропаганда чим далі охоплює все більше сфер нашого життя і побуту. Російський інформаційний продукт все активніше замилює очі та притомність наших громадян. Тому ми вирішили дати бій! І для перемоги нам потрібен ти! Ми не просимо від вас неможливого. Ми просимо вас лише підписатися на наш новий YOUTUBE-канал! Лише разом ми зможемо протистояти ворогам! Підписуйся!

youtube.com/columnist

Click to comment

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

More in Війна

To Top