С начала суток 6 августа террористы «Л/ДНР» убили четверых украинских воинов, обстреляв позиции Объединенных сил на Донбассе, несмотря на «хлебное» перемирие.

Прежде всего, я хотел бы выразить соболезнование родным и друзьям погибших.

Следующее, что я хотел бы сказать: Российская Федерация за все эти годы использовала перемирие исключительно для того чтобы улучшить свои тактические условия или нарастить оперативные возможности – для подвоза боекомплектов, для организации ротации и так далее. Они занимались этим и сейчас.

Огонь по некоторым нашим пунктам велся на протяжении часа! Целый час по нам стреляли и никакого ответа не было!

Если до 21 июля у нас было по 10, 20, 25 обстрелов в сутки, были раненые, но и у противника ежедневно были потери, то теперь мы фактически несем потери в одностороннем порядке. У нас сегодня 4 погибших и один раненый, вчера раненый, позавчера раненый.

Противник уже не действует так, как раньше: стрельнул – и бежать. Он начал методично, на протяжении часов, вести обстрелы, в том числе из запрещенных калибров, зная, что мы не будем стрелять в ответ.

Боец Вооруженных Сил Украины, иллюстрация

Как поступать в такой ситуации? Очень просто. Это война. И противник должен знать, что за каждый обстрел он будет отвечать. Наши зарубежные партнеры предоставляют нам развединформацию со спутников и с беспилотников. Наши военнослужащие знают, где, когда и с каких позиций стреляют боевики. У нас есть контрбатарейные радары, которые нам предоставили США. Они способны в радиусе 6 километров фиксировать все обстрелы из оружия всех артиллерийских калибров.

Соответственно, мы можем отвечать очень быстро.

Вместо того чтобы просто прекратить стрелять, мы должны просто не стрелять первыми, но давать мгновенный ответ.

Попробуйте въехать в любое место в мире, где находится американская армия, и выстрелить в американского военного. Подавление будет немедленным – либо авиаудар, либо артиллерийский удар. Вспомните, какой была реакция Израиля на обстрелы из сектора Газа. А те стреляли самодельными ракетами, а не профессиональной военной техникой. В ответ была организована целая операция и нанесены удары.

Они должны знать, что мы не идем вперед, мы не стреляем, мы за перемирие, но как только что-то там вылезет и выстрелит в сторону украинских позиций, эта техника, эти наемники или кадровые российские военнослужащие будут моментально уничтожены.

Будет ли это де-факто прекращением перемирия? С 21 июля у нас не было ни одного дня без обстрела. За эти 5 лет у нас было больше 20 перемирий. Хлебное перемирие, школьное перемирие, пасхальное перемирие, рождественское перемирие… И каждый раз были обстрелы и украинских школ, и украинской инфраструктуры, и ремонтных бригад. И это будет продолжаться, потому что это война.

Мы можем либо делать вид, что мы святые и божьи, и готовы подставлять другую щеку, либо показывать всему миру: посмотрите, что эта мерзость делает! Мы будем жестко отвечать.

Да, возможно, у нас недостаточно сил, чтобы освободить Донецк и Луганск, потому что Россия сразу же объявит нам войну и начнет широко использовать свою военную инфраструктуру. Но не отвечать на обстрелы – это не просто одностороннее перемирие. Это односторонние обстрелы наших позиций. А мы сидим.

Мирослав Гай, ОБОЗРЕВАТЕЛЬ