Политолог Виталий Портников прокомментировал нашумевшее заявление представителя президента Владимира Путина о том, что Российская Федерация якобы «не представляет угрозу» для своих соседей.

«Россия не представляет угрозу ни для кого из своих соседей», — заявил пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков в интервью российскому «Первому каналу». Странное заявление, не так ли? Особенно на фоне аннексии Крыма, войны в Донбассе, фактической оккупации Абхазии, Южной Осетии и Приднестровья, пишет «Радио Свобода».

Однако поводом, который позволил Пескову сделать такое заявление, стал визит в Москву президента Эстонии Керсти Кальюлайд и ее встреча с Владимиром Путиным. Официально президент посещала российскую столицу для участия в открытии нового здания посольства Эстонии, однако накануне визита ее администрация стала настойчиво добиваться встречи с Путиным.

В Таллинне такую настойчивость восприняли по-разному. Одни политики и наблюдатели стали говорить, что диалог важен в любом случае. Другие упрекали президенту, что она равнодушной к европейскому единству и позволит Путину в очередной раз продемонстрировать: никакие агрессивные действия Москвы не приведут к ее изоляции. Президент Эстонии предпочла прислушаться к мнению первой группы. Но права, как обычно, оказалась друга.

В самой Эстонии мысли о встрече Кальюлайд и Путина остаются поляризованными. Удивлены соседи этой страны по Европейскому союзу. Министр иностранных дел Литвы Линас Линкявичюс отметил, что Таллинн не давал информации о том, какие вопросы будут обсуждаться и напомнил, что «обычно мы это координируем и действуем объединены, всегда это является более эффективным». Литовский министр считает, что «России актуально продемонстрировать, что нет изоляции, возможно, создать впечатление обычной сотрудничества, которой способствуют такие визиты».

И действительно, российская официальная пропаганда использовала визит эстонского президента в полной мере. Главный мотив — Кальюлайд очень просила и Путин милостиво согласился. Но, разумеется, никто не забывает ни об участии Эстонии в НАТО, ни о проблемах русскоязычного населения, ни о других «грехи» соседней страны. В интерпретации Москвы Кальюлайд выглядит неуклюжей школьницей, которую отчитывает строгий учитель.

Конечно, в интерпретации эстонского президента ей удалось напомнить Путину о претензиях Евросоюза к России — и роль Москвы в украинском кризисе. Вот только Путину совсем не важно, что говорит эстонский президент или любой другой западный политик. Для него самое главное — что Кальюлайд пришла к Кремлю. Сама.

Российско-эстонских контактов на высшем уровне не было уже более десяти лет и предшественник Кальюлайд на посту президента Тоомас-Хендрик Ильвес через свою строгую позицию по поводу агрессивных действий Москвы воспринимался в Кремле чуть ли не как враг. А теперь его преемник одумалась, приехала и вежливо разговаривает. И даже пригласила Путина в Эстонии. И он вполне может принять ее приглашение и приехать. Приехать как победитель.

Поэтому прав Линас Линкявичюс, который утверждает, что «диалог не должен становиться своеобразной дымовой завесой для отсутствия перемен». В диалог вступают тогда, когда понимают, что могут достичь результата, а не тогда, когда хотят дать возможность себя использовать.