Одними из самых популярных мифов о НАТО ​является то, что для вступления Украины в Блок якобы нужен референдум, а военный конфликт на Донбассе создает непреодолимую преграду для членства в Североатлантическом Альянсе.
Глава Общественной Лиги Украина — НАТО Сергей Джердж высказал свое мнение о шансах Украины стать членом Альянса, передает «Апостроф».
— Существует миф о том, что якобы в случае территориального конфликта страна не может стать членом НАТО.
— Такого нет. Есть Североатлантический (Вашингтонский) договор, и это основной документ НАТО. Во-первых, там есть строка, что все европейские страны, которые исповедуют демократию, поддерживают принципы этого договора, вносят свой вклад в европейскую безопасность, имеют право быть членами Альянса. Во-вторых, НАТО — это политико-военная организация, поэтому для политиков и военных, которые там есть, понятны вопросы мира и войны.
В данном случае Украине нужно протянуть руку помощи, мы много лет были участниками разных программ НАТО, принимали участие практически во всех миссиях альянса, мы делали свой вклад в мировую безопасность. Сегодня время помочь Украине. Поэтому относительно Украины может быть принято политическое решение. И вопрос того, какие отношения с Россией у нас сегодня — это очень субъективный показатель. Я не скажу, что он не действует, на лидера любой страны влияют все факторы. Но мы должны отстаивать свою позицию, которая состоит в том, что Европа будет сильнее вместе с Украиной, а не наоборот.
— Какие мы знаем примеры других стран, которые имея нерешенные территориальные конфликты, становились или оставались членами НАТО?
— Норвегия — страна-основатель НАТО. У нее был территориальный спор с Россией по поводу Северных островов. Только в 2015-2016 годах этот вопрос был закрыт окончательно, а до этого долгое время был спор с СССР, потом с РФ. Потом отношения Турции и Греции — две страны, которые исторически имеют разные подходы к территориальному разделению некоторых островов в Средиземном море. Но и там, и там понимают, что есть вопросы выше таких конфликтов. Это безопасность и дальнейшее развитие всей Европы, и в НАТО приняли решение принять обе страны почти одновременно в свой состав. После этого конфликты прекратились, потому что диалог уже мог реализовываться не только между двумя странами, а в рамках целой большой организации. Это более честный и прозрачный подход.
Конечно, есть политические споры между Грецией и Турцией, но войны не было, и НАТО как раз этому способствовало. В этом и заключается одна из идей создания данной организации, а именно, прекратить напряжение внутри европейских стран. Мы знаем сложные отношения Франции и Германии, Франции и Великобритании, Испании и Португалии в свое время, но уже в прошлом столетии после Второй мировой войны лидеры этих стран начали говорить о том, что мы должны строить новую Европу, где целью будет экономический успех, и НАТО стало триггером объединенной Европы. НАТО создано в 1949 году, а первые европейские объединения датируются 1953 годом. Без объединения на уровне доверия, на уровне безопасности невозможно сотрудничество политическое и экономическое, и та Европа, которую мы видим сегодня, во многом зависит от создания альянса.
— То есть ни Южная Осетия и Абхазия, ни Приднестровье в Республике Молдова, ни Донбасс в Украине не являются преградой для вступления в НАТО?
— Да, никаких международных предпосылок нет. Всем известны международные границы суверенной Украины. Не украинцы начали эту войну и не наша вина, что эта война случилась. Генеральный секретарь НАТО сейчас чаще вспоминает Грузию, чем Украину в контексте будущего вступления в Североатлантический Альянс, но ее территориальные вопросы остались нерешенными. Фактически, НАТО может политическим решением принять и Грузию, и Украину в свой состав.
— Касательно членства Украины в НАТО, есть мнение, что это можно решить только с помощью референдума. Так ли это?
— В большинстве стран референдум не проводился, фактически руководство страны брало на себя ответственность, и так оно и должно быть. Референдум — это политический момент, потому что мы не можем сделать из всех граждан экспертов по безопасности, а если лидеры страны говорят: «Мы не знаем, как поступить, у людей спросим», то это тоже лукавство, потому что кто как не они имеют доступ к информации, в том числе и закрытой, включая данные разведки и аналитических центров.
Во многих странах это не делалось, например Германия, которая в свое время блокировала предоставление Плана действий по членству в НАТО для Украины, и вопрос, который они ставили, это то, что в обществе нет поддержки процесса. У меня ответный вопрос — какая поддержка в обществе была в 1955 году в Западной Германии относительно членства в НАТО? Я думаю, что в тот момент, если бы проводили референдум, результат был бы отрицательным. Но лидеры Западной Германии понимали, что пришло время выстраивать новые отношения, новую Европу, а прошлые страницы нужно перевернуть и все строить с чистого листа, особенно в вопросах безопасности.
Относительно Украины вопрос во многом политизирован. Но то, что Верховная Рада приняла изменения в Конституцию (7 февраля 2019 года, и с 21 февраля документ вступил в силу), говорит о том, что в этой ситуации уже референдум не нужен, потому что большинство депутатов (333 человека) проголосовали за это решение, и это фактически заменяет референдум.
Впрочем, одна из цифр которую озвучил Фонд «Демократические инициативы им. И. Кучерева» гласит, что если бы референдум относительно вступления Украины в НАТО происходил сейчас, то 74% украинцев сказали бы «да».

Подписывайся на наш YOUTUBE канал!

Загрузка...